По всем вопросам, связанным с использованием и размещением информации на сайте, Вы можете обращаться к нам, используя контактную информацию на странице "Контакты"

Разглашение адвокатской тайны

Во все времена были и есть адвокаты , не согласные с существованием абсолютной адвокатской тайны и предлагающие различные исключения из нее. Так, ряд экспертов высказали мнение о том, что из адвокатской тайны могут быть исключения, когда речь идет о тягчайших преступлениях. Если согласиться с данным мнением, то исключения из адвокатской тайны, прежде всего, следует предусмотреть законом.

Согласно ст. 7 Федерального закона от 7 августа 2001 г. «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (в ред. Федерального закона от 28 июля 2004 г.) если у адвоката по уголовным делам есть ряд оснований считать, что финансовые сделки или денежные операции, указанные в п. 1 настоящей статьи производились или могут быть выполнены с целью легализации (отмывания) доходов, которые, в свою очередь были получены незаконным (преступным) путем, он вправе сообщить об этом в уполномоченный орган (Росфинмониторинг).

Адвокат не вправе разглашать факт передачи в уполномоченный орган вышеуказанной информации, не относящейся к сведениям, на которые распространяются требования законодательства РФ о соблюдении адвокатской тайны. Таким образом, в соответствии с вышеуказанным законом адвокатская тайна фактически уже и не является адвокатской тайной, ибо адвокат обязан сообщать в уполномоченный орган определенные сведения, полученные от доверителя без согласия последнего.

Но как поступить адвокату, когда клиент пришел посоветоваться по поводу готовящегося им преступления? С. Ария полагает, что в таких случаях адвокат должен убедительно порекомендовать отказаться от осуществления замысла, указать на пагубность последствий, а затем все-таки придерживаться абсолютной обязательности принципа адвокатской тайны. Действительно, адвокатская тайна должна действовать и в этих случаях, ибо в противном случае она теряет свое значение и ставит под удар само существование адвокатуры. Однако такую ситуацию нельзя путать с «деятельностью» адвокатов, консультирующих членов преступных группировок. Такая «юридическая» помощь является уголовно- наказуемой, так как она представляет собой пособничество в совершении преступления.

Когда адвокату становятся известными сведения, которые получены в связи с оказанием юридической помощи и которые не только не могут навредить обвиняемому, но и требуют оглашения их в целях защиты его прав и законных интересов (например, сведения о применении к подозреваемому, обвиняемому незаконных методов ведения следствия), то в данном случае адвокат может сообщить такие сведения не только соответствующим должностным лицам, но и в средствах массовой информации, даже если подзащитный возражает против этого. Здесь речь идет о нарушении закона, нарушении законных интересов обвиняемого, а адвокат обязан руководствоваться принципом законности и выполнять свою главную обязанность – защиту обвиняемого.